Домой Новости Как Вашингтон разрулит ситуацию с Тегераном и Анкарой: приоритет внешней политики...

Как Вашингтон разрулит ситуацию с Тегераном и Анкарой: приоритет внешней политики США

7
0

Как Вашингтон разрулит ситуацию  с Тегераном и Анкарой: приоритет внешней политики США

После прихода Байдена и Ко: Турция и Иран ждут новых политических веяний из ВашингтонаСоздается впечатление, что вся мировая общественность в ожидании того, в каком направлении начнут разворачиваться события на внешнеполитической арене после прихода к власти в США Байдена и Ко: непредсказуемый Трамп не по-детски встряхнул мировую политическую элиту.

Арман Ванескегян, политический обозреватель Sputnik Армения

Изначально всякого рода аналитические конторы, специализирующиеся на политических прогнозах, предсказывали, что под особым, жестким геополитическим давлением нынешней администрации окажутся Россия и Китай. Однако первые полмесяца нахождения у руля команды Байдена показали, что, как минимум, на первом этапе в центре внимания Соединенных Штатов будут Иран и Турция.

У Китая — свои жесткие «красные линии»

Об Иране и «ядерном» соглашении, к которому новая американская администрация подошла как минимум не совсем честно, в последнее время говорится много. Изначально было понятно, что высокопоставленные дипломаты из Соединенных Штатов просто так от санкций не откажутся, без предварительных условий не поставят подпись о возвращении США в рамки СВПД. В этом плане наиболее интересным фактором стала позиция Китая – одного из подписантов иранского «ядерного» соглашения 5 плюс 1.

Такого напора со стороны китайской дипломатии аналитики и эксперты на самом деле не ожидали. Особенно если учесть, что с новым американским президентом и его администрацией Пекин связывает большие надежды на обновление и улучшение отношений, которые изрядно подпортил их предшественник.

Ведь буквально на днях член Политбюро Коммунистической партии Китая Ян Цзечи в своем выступлении, которое можно назвать программным, уже достаточно подробно говорил о том, что Пекин настроен вполне дружелюбно. Он утверждал, что китайская дипломатия намерена взаимодействовать со своими американскими коллегами, что Китай отнюдь не намерен сталкивать с пьедестала мирового лидера самую мощную из существующих в мире сверхдержав.

Более того, Ян Цзечи в открытую говорил о том, что его страна намерена выстраивать с Соединенными Штатами политические отношения, основанные на дружелюбии, поиске взаимовыгодных механизмов и так далее. Была, правда, в выступлении китайского высокопоставленного партийного чиновника и ложка дегтя.

Несомненно, есть «красные линии», которые Пекин никому не позволит перейти, даже своим союзникам. Понятно, что эти запреты касаются принципа территориальной целостности Китая. Тибет, Синьцзян, Гонконг, Тайвань – вот эти самые «красные линии», о которых даже в таком вполне дружелюбно построенном выступлении говорилось достаточно жестко.

Однако эта жесткость во внешнеполитической доктрине Китая присутствовала всегда. Так что удивляться не стоит. Даже сейчас, на стыке смены руководства Соединенных Штатов, когда у Пекина действительно есть надежда на нормализацию отношений с самым главным экономическим партнером (ну и, соответственно — с конкурентом), руководство Китая не позволит вмешаться в эти взаимоотношения — отреагирует достаточно жестко.

У США две проблемы — СВПЧ и «блудный сын» НАТО

С другой стороны, принципиальная позиция Пекина относительно ситуации вокруг иранского ядерного соглашения, свидетельствует о том, что байденовской администрации действительно пришлось столкнуться с непредвиденными сложностями. И даже европейские партнеры, которые тоже изначально надеются, что нынешнее американское руководство США «разрулит» проблемы, которые накопились при несколько, скажем так, «топорной» работе Трампа, пока не одобряют позицию США касательно иранских санкций.

Понятно, что выступают европейцы гораздо сдержаннее и осторожнее, чем тот же Китай, который фактически «рубит с плеча», критикуя позицию, которой придерживается нынешняя администрация Белого Дома. Так однозначно и было сказано — возвращайтесь в рамки СВПД без каких-либо предварительных условий.

«…Актуальной задачей является форсирование каждой из сторон выполнения условий консенсуса, достигнутого в ходе переговоров глав МИД стран — участниц сделки, состоявшихся в декабре прошлого года, который состоял в том, чтобы оказать воздействие на США для их скорейшего возвращения в СВПД. Причем без каких-либо предварительных условий и обеспечения отмены всех санкций» — заявил официальный представитель МИД Китайской Народной Республики Ван Вэньбинь.

Очевидно, что еропейские подписанты иранского ядерного соглашения, так высказаться не могут. Разве что Россия может позволить себе такое, и то — в перспективе.

Однако, в любом случае, очевидно, что от нынешней американской дипломатии иранская проблематика требует особого отношения и концентрации всего потенциала.

Сравнить с ней можно, разве что, проблемы, с которыми столкнулась команда Байдена, пытаясь наладить эффективные отношения со своим натовским партнером — Турцией, которая за время трамповского правления умудрилась стать для США чуть ли не геополитическим противником. Проблема — в той самостоятельности, которую допустил Трамп в отношениях со своим турецким коллегой Эрдоганом.

Сейчас в Вашингтоне срочно разрабатывают меры для того, чтобы вернуть «блудного сына» НАТО в дисциплинарные рамки Североатлантического Альянса. И первой ласточкой стал контакт (беседа по телефону)помощника президента США по национальной безопасности Джейка Салливана с официальным представителем президента Турции Ибрагимом Калыном.

Анкара откровенно блефует, но в НАТО готовы это проглотить

Именно во время этого разговора и было сказано то, что все это время старательно замалчивалось как натовскими представителями, так и американской дипломатией. Речь о том, что покупка Турцией зенитных ракетных систем С-400 российского производства подрывает сплоченность и эффективность Североатлантического Альянса.

Правда, при этом Салливан особо оговорил, что нынешняя администрация Белого Дома рассчитывает на строительство «конструктивных связей» между Вашингтоном и Анкарой, которые помогут «укрепить трансатлантическую безопасность посредством НАТО».

Беседа состоялась, но, как говорится, «осадочек-то остался». История покупки Турцией российский СРК ЗРК С-400 действительно поставила под сомнение, скажем так, принцип эксклюзивности западного оружия для натовских стран.

Изначально было понятно, что Турция закупает российские ЗРК отнюдь не для того, чтобы их использовать. Сложно предположить, что даже во взаимоотношениях с Грецией дело может дойти до реальных боевых действий, не говоря об остальных странах — членах Североатлантического военного Альянса, включая, скажем, Францию, Германию, Британию и Соединенные Штаты.

С другой стороны, даже чисто технически невозможно предположить, что завтра-послезавтра, если, скажем, взаимоотношения с той же Россией вдруг дойдут до военного столкновения, С-400 будут использованы. Так что очевидно — при покупке комплексов С-400 «Фаворит» расчет в Анкаре в первую очередь делался на блеф и, если можно так сказать, троллинг натовских партнеров.

Однако натовцы, похоже, даже это готовы проглотить. Лишь бы не допустить, чтобы в какой-то решающий момент, когда дело дойдет до серьезных геополитических «разборок», Турция вдруг оказалась «по ту сторону баррикад». Ради этого, думается, делается все возможное. Лондон вполне серьезно ведет переговоры с Анкарой о продаже то ли нового, то ли списанного авианосца.

Англичане то ли пытаются продать туркам проект своего авианосца класса Queen Elizabeth, то ли обещают помочь наладить его строительство. В любом случае подобный пряник, последовавший за кнутом (в виде высказывания Салливана, что Турция «подрывает сплоченность и эффективность НАТО») может свидетельствовать лишь об одном: страны НАТО взялись за Турцию вплотную.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь