Домой Новости Пусть лучше убьют: чего больше всего боятся жители села Неркин Ханд о...

Пусть лучше убьют: чего больше всего боятся жители села Неркин Ханд о котором все забыли

6
0

Пусть лучше убьют: чего больше всего боятся жители села Неркин Ханд о котором все забыли

«Больше всего боимся террористов»: о приграничном селе Неркин Ханд просто забылиПоследние 30 лет жители села по большей части сами справлялись с проблемами, но сейчас без помощи государства вопрос безопасности им не решить.

Давид Галстян, Sputnik Армения

Небольшое приграничное село Неркин Ханд, которое входит в состав укрупненной общины Капан, находится на юго-востоке Сюникской области. Жители — всего несколько десятков человек — занимаются земледелием, скотоводством и пчеловодством. Известно село и непосредственной близостью к уникальному заповеднику «Платановая роща».

Диверсанты могут проникнуть в село

После войны граница вплотную приблизилась к Неркин Ханду, и теперь проходит всего в нескольких сотнях метров от него. И хотя подразделения ВС Армении расположились прямо перед азербайджанским постом, жители села все равно держат ухо востро.

«Не сказать, что безопасность полностью обеспечена. Вероятность того, что они [диверсанты] могут сюда проникнуть, есть всегда. Хотя сейчас в целом спокойно», — рассказал Sputnik Армения сельский староста Хачик Багдасарян.

Несколько раз слышалась и автоматная очередь, но стреляли не по селу. В последний раз это случилось дней 10 назад (на момент беседы — ред.).

Детишки, как обычно, выходят на улицу, играют, но за них все же неспокойно – «кто знает, что может случиться».

О своих четырех несовершеннолетних детях переживает и жительница села Гюльнара Оромсимян.

«Засыпаем со страхом в душе: вдруг сейчас придут, вдруг нападут. Черт со мной — пожила уже. Главное — дети. Страшно не только мне, всем страшно. Мы больше всего боимся террористов. Детям в лес ходить не разрешаю, и вообще — далеко отходить. Чтобы всегда находились в поле зрения моего», — говорит Гюльнара.

Никаких гарантий, что все будет спокойно, нет, говорит она и признается, что боится не столько смерти, сколько плена.

«Пусть лучше убьют, чем в плен возьмут. Это — хуже всего. Мы по телевизору смотрим, люди рассказывают об увиденном [об обращении с пленными])», — вздыхает Гюльнара.

Другой житель села, Нвер, присутствия духа не теряет, и к ситуации относится более спокойно. Показывая на ближайший холм, говорит, что раньше там стояли армяне, сейчас — азербайджанцы.

На вопрос, слышаться ли выстрелы, отвечает, что редко. По селу не стреляют, поэтому «это ничего». Его дети ходят в школу, он спокоен, но «в случае чего» готов взять в руки оружие.

Пропадающие животные

Нвер занимается скотоводством, у него есть и коровы, и свиньи, и куры. Раньше животные паслись там, где теперь разместились азербайджанцы. Сейчас скотину вынужденно гонят в другие места.

«Там [на занятой азербайджанцами территории] земля очень хорошая. Дешево закупались у людей, возделывающих землю и Ковкасана, зерном и ячменем. Было выгодно брать там, нам кое-что оставалась. А сейчас ничего оставаться не будет», — говорит отметил Нвер.

Несколько дней назад, неподалеку от границы, но на подконтрольной армянам территории, он нашел тушу своей пропавшей беременной свиньи. Ее убили. Кто это сделал, Нвер не знает, может лишь строить догадки.

«Азербайджанцы могли убить свинью, чтоб конфликт спровоцировать между жителями и нашими парнями [армянскими солдатами]. Но я же не верю, что наши сделали. Ну, свинья свиньей, главное, чтоб в людей не стреляли. 5-6 тысяч человек потеряли, из-за свиньи грустить что ли?!» — говорит он.

Раньше деревенские спокойно отпускали животных, не опасаясь за их сохранность. Сейчас же они вынужденно «красиво, культурно завязывать котомку» и вести скот на выпас. Вечером загоняют их обратно.

Староста Хачик Багдасарян рассказал нам, что прямо на нынешней границе осталось около 40 га пашни. Говорить о безопасности при попытке их использования не приходится. Кроме того, на той стороне остались основные пастбища.

«Сейчас есть другие пастбища, но когда придет время покоса – заготовки сена на зиму, то возникнет проблема, где пасти в это время скот», — объясняет Багдасарян.

Для обеспечения безопасности было бы желательно огородить приграничную полосу проволокой, чтобы люди знали, за какую отметку переходить нельзя, говорит староста. Особые надежды он возлагает на то, что до этих мест доберется программа по строительству заборов под напряжением.

Сам он ищет свинью, которая потерялась несколько дней назад.

«Большая свинья была у меня, уже пять дней, как нет ее. Даже не знаю, перешла на ту сторону или нет. Ищу. Если не найду, значит заблудилась», — смеется староста.

Социальные проблемы

Сельское хозяйство – основное занятие жителей села. По словам Гюльнары Оромсимян найти другую работу в селе практически невозможно. Из подсобного хозяйства у нее — всего два улья. Четверых детей в небольшом домике она растит одна.

Постоянной работы у женщины нет, перебивается за счет пособия (42 тысяч драмов) и временных подработок. Например, во время войны она готовила еду для солдат.

«В селе работы нет, чтобы как-то содержать детей. Трое из них – будущие солдаты, старший пойдет в армию в следующем году.  Второму — 14 лет, третьему – 11. Дочке скоро 18. Я должна их вырастить», — говорит Гюльнара.

Жители села недовольны тем, что власти не обращают на них внимания. О проблемах других приграничных сел говорится много, а вот о Неркин Ханде кажется все просто забыли. О селе не вспоминали ни последние 30 лет, когда азербайджанцы были далеко, ни сейчас. Руководство страны, да и области, в этом богом забытом месте не появляется.

Еще после первой карабахской войны власти обещали, но так и не отремонтировали пострадавшие от артобстрелов дома.

По словам местных жителей, даже во время войны, когда чистили дорогу к селу Цав (на трассе Капан-Шикаох-Мегри), снегоочистители даже не спускались с основной дороги к деревне. И это при том, что здесь тоже проходила линия обороны.

Транспорт в село не ходит, а чтобы добраться до Капана на такси придется потратить долларов 12. Жители просят предоставить хотя бы один автобус или микроавтобус для сельской школы: на случай, если начнется стрельба ի придется срочно эвакуировать детей и женщин. 

«Боже упаси! Если вдруг что, я не буду знать, вывозить детей отсюда, или бежать защищать границу», — восклицает один из местных жителей.

В результате войны под контроль Азербайджана отошли некоторые районы Нагорного Карабаха. Вслед за этим начался процесс уточнения границ Армении с Азербайджаном, что привело к возникновению проблем с безопасностью, потерей жилья и другой собственности в приграничных населенных пунктах Сюника.

Особенно обострилась ситуация из-за участка дороги Капан-Горис, а также нескольких сел, включая Чакатен, Давид Бек, Воротан, Шурнух, Неркин Хндзореск.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь