Домой Новости Как Америку могут «турнуть» сразу из двух регионов: большая игра Ирана и...

Как Америку могут «турнуть» сразу из двух регионов: большая игра Ирана и Китая

25
0

Как Америку могут "турнуть" сразу из двух регионов: большая игра Ирана и Китая

Провал Госдепа: китайские инвестиции в $400 млрд спасут Иран от социального банкротстваИран, подписав соглашение о стратегическом партнерстве с Китаем, сейчас работает над аналогичным договором с Россией. Как будут реагировать Соединенные Штаты? Уже известно, что президент Джо Байден поручил начать частичный вывод войск из региона Персидского залива.

Арман Ванескегян, политический обозреватель Sputnik Армения

Изнурительная игра Вашингтона в расчете на то, что в Тегеране не выдержат натиска, и нервы иранских чиновников сдадут, не оправдала ожидания американской стороны. Иран нашел выход из сложившейся патовой ситуации. И решение это отнюдь не в пользу США.

Почему Иран решился на резкие телодвижения

Попытки Соединенных Штатов загнать в угол Иран в итоге привели к тому, что официальный Тегеран решился-таки на резкие шаги геополитического характера. Речь идет о том самом стратегическом соглашении сроком на 25 лет, который на днях подписали Пекин и Тегеран.

Сенсационное решение иранского руководства вызвало примерно такой же резонанс, как недавнее заявление спикера иранского парламента Мохаммада Бакера Калибафа о решении Исламской Республики вступить в Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Правда, с того времени оговоренные две недели давно истекли (считая с 10 февраля), а конкретики в вопросе не прибавилось. В какой-то момент даже казалось, что у иранцев просто не хватит духа на резкие телодвижения, и заявление это призвано было лишь оказать давление на США.

Однако сейчас получается, что в Тегеране очень даже настроены на радикальные шаги глобального масштаба. Можно даже сказать, судьбоносного для нынешнего миропорядка. А ведь в сложившейся ситуации Иран уже заявляет, что отныне Тегерану даже не интересно, что могут предложить Соединенные Штаты в плане возвращения в рамки «ядерного» соглашения.

Так и говорит дипломатическая миссия ИРИ в ООН: «Иран поддерживает тесные контакты с другими участниками СВПД. Никаких предложений по возвращению Соединённых Штатов в Совместный всеобъемлющий план действий не требуется. Для полного и немедленного выполнения всех своих обязательств по ядерной сделке и резолюции 2231 СБ ООН требуется только политическое решение».

Говорит это иранской высокопоставленный дипломат уже после того, как становится известным, что его страна подписала с Китаем стратегическое соглашение о многостороннем сотрудничестве сроком на 25 лет.

Более того, данное заявление озвучивается на фоне другого, не менее важного. Председатель комиссии парламента Ирана по национальной безопасности и внешней политике Моджтаб Зульнур сказал буквально следующее: «Вдобавок к Китаю Исламская Республика Иран стремится подписать долгосрочные и стратегические документы с Россией, которые усилят двусторонние экономические связи и проложат путь к совместной активности».

Правда, не оговаривается, идет ли в данном случае речь о вступлении Ирана в ЕАЭС, как говорилось ранее, или стороны выбрали другой формат. Но сам по себе этот факт, согласитесь, весьма впечатляет.

Администрация Байдена «запуталась в трех соснах»

Подобный подход Ирана к геополитическому партнерству со странами, с которыми в рамках СВПД и так складываются неплохие взаимоотношения, свидетельствует лишь об одном: в Тегеране действительно решились на кардинальные меры, которых доселе старались избегать. Ведь иранская дипломатия изначально, еще во время полноценного действия «ядерного соглашения», была настроена на конструктивный диалог. И до того как Соединенные Штаты в одностороннем порядке вышли из ядерной сделки, Иран достаточно четко придерживался норм и обязательств, предусмотренных этим соглашением. Однако сперва все испортил, скажем прямо, деструктивный подход прежнего американского президента Дональда Трампа. А потом и новая администрация во главе с Джо Байденом «добавила масла» в уже полыхающий огонь.

Дополнительные обязательства, которые сейчас Вашингтон пытается буквально «навесить на шею» Тегерана в рамках СВПД, не получают одобрения ни в Москве, ни в Пекине. Речь о жестком ограничении свободы Ирана на внешнеполитических площадках, скажем, в Сирии, в Йемене, да и везде. А еще об иранских программах, касающихся баллистических ракет, над производством которых в Тегеране продолжают активно работать.

В Иране вполне резонно говорят о том, что ни тот, ни другой фактор никоим боком не касаются конкретно «ядерного соглашения», что к теме можно вернуться исключительно после того, как Соединенные Штаты вернутся в рамки СВПД и начнут выполнять свои обязательства по договоренностям. Например, в первую очередь снимут жесточайшие санкции против страны, удушающие экономику.

В итоге во взаимоотношениях между Тегераном и Вашингтоном сложилась действительно патовая ситуация, при которой никто не хочет уступать, поскольку это чревато, как говорится, «потерей лица». В нынешнем, предельно напряженном противостоянии на международных политических подмостках этого себе не могут позволить ни Иран, ни тем более Соединенные Штаты Америки.

К этому следует добавить еще одно обстоятельство, делающее ситуацию на политической карте мира еще более взрывоопасной. Дело в том, что американская дипломатия откровенно «запуталась в трех соснах». Просто не в состоянии понять, кто же из противников и конкурентов более опасен — то ли Китай со своей продвинутой экономикой, то ли Россия, возвращающаяся на арену в качестве сильного и самодостаточного государства.

Госдеп сорвался на первом же «иранском вираже»

Как бы то ни было, это все в комплексе позволяет предполагать, что байденовская администрация и Госдеп в какой-то момент сами себя явно подставили. Изначально в Вашингтоне предполагали, что откровенный «наезд» на политических, идеологических и финансово-экономических противников — Россию, Китай и Иран — «сработает», что ситуацию в мире удастся вернуть к «дотрамповскому» уровню. Предполагалось, что американцам удастся «рестартнуть» процесс в том плане, что политические противники вдруг решат: налицо гегемон, с которым необходимо считаться.

Однако в политике, впрочем, как и везде, так не бывает. Какие-то поезда, в том числе и возможность нормально договориться с Ираном, уже «уехали». И даже откровенные подачки в виде мизерных уступок по санкциям не работают.

Не говоря уже о том, что открыто признавая противниками, а то и просто врагами Россию (в идеологическом плане) и Китай (на торгово-экономическом плацдарме), в США не учли, что эти страны способны переиграть свои отношения.

Не учли, что Китай, например, как говорят сами американские эксперты, договорившись с Ираном, решится на изменение правил игры. Что Пекин с Тегераном заключат такой стратегический пакет соглашений, в который войдут сразу несколько блоков — политико-стратегический, экономический, культурный, ну и дальше по мелочи.

Прибавим еще сумму китайских инвестиций в иранскую экономику (речь о 400 млрд долларов), о которой говорят многие американские медиа, — и получим серьезный удар по позициям США.

Однако даже этим не ограничивается то обстоятельство (и доказательство), что нынешняя американская дипломатия откровенно провалилась на первом же своем «крутом вираже» в отношениях с Ираном. Вторым мощным ударом может стать информация о том, что над проектом аналогичного (или близкого по содержанию) стратегического договора сейчас работают Москва и Тегеран.

Вот уж действительно готовность «поменять правила игры» на всем Ближнем Востоке, от которого Вашингтон и так почти что готов отказаться. Ведь чувствуют же американцы проблему и опасность, надвигающуюся на азиатско-тихоокеанском направлении от Китая, верно?

А тут получается так, что на два таких обширных политико-идеологических фронта (Ближний Восток и Тихоокеанская зона) потенциала может не хватить даже у США. Особенно если и там, и там будут присутствовать оба «конкурента» — Россия и Китай.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь