Домой Новости «По поводу наследника, посмотрим»: футбольная любовь и «золотой дубль» в семье Байрамяна

«По поводу наследника, посмотрим»: футбольная любовь и «золотой дубль» в семье Байрамяна

3
0

"По поводу наследника, посмотрим": футбольная любовь и "золотой дубль" в семье Байрамяна

Хорен ждет Хорена: футбольная любовь и «золотой дубль» в семье БайрамянаТо, что Хорена Байрамяна назвали в честь Оганесяна, – это правда. Хочет ли он сына? Конечно, но и две дочки – это прекрасно, признается футболист.

О футболе, семье и своем «брендовом» армянском языке любимец ростовских фанатов рассказывает Sputnik Армения. Беседовал Хачик Чахоян.

— Сборная Армения удивляет не только армян. Три матча – и три замечательные победы, тем более без Генриха Мхитаряна. В чем, по-твоему, секрет успеха?

— Наверное, несколько факторов сложились вместе. Во-первых, надо отметить работу Хоакина Капарроса: это большой мастер с большим опытом ставить игру, которую он видит. В сборной я совсем недавно, играл в разных российских клубах, долгие годы выступаю за «Ростов». Но по своему опыту могу сказать: чтобы так все бились за свою страну, выкладывались даже не на сто, а на двести процентов – я такого не видел, ну или давно не видел. Поэтому все ребята – большие молодцы, за свою самоотдачу и желание играть за национальную сборную. Этим отношением к делу мы заслужили удачу, которая и оказалась на нашей стороне.

— На поле ты всегда стремишься создавать угрозы у ворот соперника. А какой ты в жизни – такой же «заводной», как на поле?

— Наверное, такой же. По крайней мере, мне так кажется. Иногда даже слишком нервный, в семье это часто говорят (смеется).

— Не нам тебе рассказывать, сколько в Ростове армян. После побед сборной тебя начали чаще узнавать на улицах?

— Когда я начал выступать за сборную, все армяне Ростова обрадовались, желали мне удачи. Тут я живу всю жизнь, поэтому болельщики меня всегда любили и любят. А именно после этих трех побед… Машину в городе тоже иногда узнают. Наши армяне, бывало, сигналили, просили остановиться, поздравляли, обнимали. Именно тут я почувствовал, что мы подарили радость всем армянам, и они нам эту благодарность выражают. Спасибо им большое за это.

— А в Ереване тебе удалось пройтись по городу, увидеть его?

— Из-за корониваруса во время сборов нам нельзя было выходить. Но я думаю все еще впереди, и я еще узнаю Ереван – с разных сторон. Но перед этими тремя победами, в ноябре, когда была хорошая погода, я выходил днем, мы гуляли по центру Еревана. Люди узнавали меня, тепло отзывались.

«Золотой дубль»

У тебя ведь две дочки, Хорен?

— Да, да. Ева и Нина, старшей – четыре с половиной, младшей – два года.

— Армяне всегда хотят сына. Ты не думаешь о прибавлении в семье, чтобы подарить нам будущего футболиста?

— Да, сначала я тоже, как и все армяне и все мужчины, думал: «Хочу сына». Но теперь начинаешь немного по-другому на все это смотреть. Я безумно счастлив, спасибо супруге за этих красавиц. По поводу наследника-футболиста – посмотрим. Конечно, хочется, но как Бог даст, я не могу заглядывать в будущее. Пока все устраивает.

Ворвался на свадьбу: полузащитник «Рубина» Хорен Байрамян исполнил мечту невесты>>

— Как супруга смотрит на твои постоянные отъезды и сборы?

— Конечно, скучает но и супруга, и родители, думаю и живут нашей жизнью — моей и брата Левы. Если мы в футболе, то и они автоматически живут футболом. Мне кажется, им тоже это нравится, эти хлопоты стали неотъемлемой частью их жизни. Что делать… Иногда скучают, конечно.

Где играет твой брат, Левон?

— Он играет за вторую команду «Краснодара», ему 23 года. Он полузащитник, как и я. Играет вместе с Эдуардом Сперцяном. У него были травмы, пока он не в составе, но дай Бог, когда оправится, все будет нормально. Верим и ждем.

— А он хочет по твоему примеру играть за сборную?

— Конечно, он получил такие эмоции! Общается с Эдуардом Сперцяном каждый день, поэтому думаю, он тоже живет этой мечтой. Поживем — увидим.

— Чем ты увлекаешься, кроме футбола?

— Футбол, конечно, занимает 90% моей жизни. А когда появляются выходные, хочется максимально провести время с семьей. Люблю ходить с супругой в театр, она меня приучила. Поначалу думал: «Это что еще, зачем?». Но сейчас мне очень нравится. Мы были в Москве перед Новым годом, в Большом театре, на «Щелкунчике». Был впечатлен. А так, как и все, наверное: родственников увидеть, пообщаться, в общем вот так. А конкретного хобби — на гитаре играть или, скажем, на барабанах — нету (улыбается).

Фердинанд Карапетян (дзюдоист, чемпион Европы — ред) рассказал нам, что любит танцевать лезгинку. Это понятно: он живет на Северном Кавказе. А у тебя есть любимый танец?

— Ну, на каких-то мероприятиях, конечно, могу станцевать. Не скажу, что умею «Кочари» танцевать, но могу по-армянски руки тоже подвигать (улыбается).

Много раз танцевал во Владикавказе, на осетинских свадьбах, у нас много и друзей-дагестанцев, все они танцуют лезгинку. То есть коронного танца у меня нет, но мне нравится вся наша кавказская музыка. Поэтому мои девочки ходят с малых лет на армянские, кавказские танцы. Буду на них смотреть, любоваться и радоваться.

— Дочки знают, что папа играет в футбол?

— Да старшая уже знает. Когда супруга была беременна вторым ребенком, я играл за «Рубин», забил гол, и посвятил его дочке. Достал мяч из ворот, положил его под майку — все как положено у футболистов.

Хорик ждет Хорика

— Говорят, что тебя назвали в честь Хорена Оганесяна…

— Да, это правда. Мой отец – большой любитель футбола, я родился в 1992 году, а в то время вся армянская молодежь, все грезили его игрой. Я лично с ним не знаком, но когда буду в Ереване, хотел бы с ним увидеться, пообщаться. Был момент, когда мы дома играли с Исландией, я начинал на скамейке запасных, поднял голову и увидел, что в ложе сидит Хорен Оганесян. Я ему помахал, но он не увидел.

Олимпийская эпопея Оганесяна: сотрясение, потрясение и пропавшая медаль>>

— Ну, это мы исправим… А кто был твоим кумиром в футболе в детстве, на кого ты хотел быть похожим?

— По игре я совсем другого телосложения, чем он. Мой кумир – Роналдо, всегда был и есть. Когда я был юношей, половина ребят болела за Францию и Зидана, другая половина – за Бразилию и Роналдо. Я был из той половины, что за Роналдо, поэтому я болел за «Барселону», потом за «Интер», ну и так далее.

— После побед нашей сборной, Германия и Македония будут смотреть на нашу команду по-другому…

— На сто процентов. Конечно, будет тяжелее. Раньше на нас не смотрели серьезно. Как говорится, «ми ачков эин мез наюм» (известное выражение, дословно с армянского — «смотрели на нас одним глазом»). А сейчас, понятно, уже по-другому будут готовиться к играм с нами. Теперь каждая игра будет для нас сложнее. Да мы выиграли и порадовались, с нами радовался весь наш народ. Теперь нам, футболистам, и тренерскому штабу надо еще больше сплотиться. Но все возможно, я думаю, и все в это верят.

И иджеванцы тоже

— Так ты, стало быть, и по-армянски говоришь?

— Ну, на таком армянском – не так, но на диалекте наших ущелий говорю (смеется).

— А о своем родном селе, ноемберянском Коти, ты что-нибудь знаешь?

— Как я могу не знать о Коти, если в Ростове живет 10-20 семей оттуда. Мы друг с другом общаемся, выросли вместе, люди летают туда. Это я из-за футбола редко туда попадаю, а так до сих пор там живут родственники. Что мне рассказать про село… Могу что угодно рассказать (смеется).

— То есть Ноемберян болеет за «Ростов»?

— Да, наверное. Ну, не только Ноемберян, где-то там Иджеван тоже болеет за нас (смеется, намекая на взаимную ревность соседних районов, принятую в Армении).

— Ты ведь играл за молодежную сборную России. Как решил приехать в Армению, во взрослую сборную?

— Если бы в молодежке я был заигран за Армению, стал бы легионером, и мне пришлось бы уехать из России. А я, видимо, в тот момент был к этому не готов. А потом, когда лимит на легионеров (из стран ЕАЭС – ред.) отменили, то я сразу приехал сюда.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь